Тирри

Тирри

Было это не так давно, мне исполнилось 14. Лето, жара. В том числе и у родителей на работе. Причем во всех смыслах, включая переносный. А меня как назло, никуда отправить не смогли – ни к бабуле с дедулей, ни в детский концла…то есть в детский лагерь. Такая вот беда. Для родителей. Даже на улицу меня не выставишь. Ибо друзья тоже все разъехались. Так и проводил свое лето в обнимку с компом и телевизором. Родители, конечно взяли самое честное слово что играть буду не более, читать буду не менее и прочую лабуду. Я естественно, честно все пообещал, и даже больше. И естественно с самого начала не планировал ничего выполнять. Ну и не выполнял. Тут у меня всегда был принцип. Всегда нужно выполнять то, что пообещал…себе.
Поначалу, скажу, мое лето было просто прекрасным. Даже сам себе удивлялся, что при моей общительности я вовсе не страдаю от недостатка этого самого общения. Я спал, играл, фильмы смотрел, просто валялся на диване. В общем, не скучал ничуть. И все шло просто замечательно, пока
Однажды у меня не появился Тирри. Мой первый и надеюсь единственный воображаемый друг. То есть…не знаю насколько он был воображаемым. И не знаю даже насколько он вообще был . Я понимал. И сейчас понимаю. И тогда понимал. Воображаемые друзья это такие штуки, которые могут быть только либо у маленьких совсем деток, либо у очень больных на головку взрослых. Мне не очень хотелось думать, что я второй вариант. Поэтому поначалу я пытался не замечать появляющуюся из тени неестественную фигуру. Страшно кстати было. Ведь…А, да, мне нужно описать.
Тирри был маленький и щуплый, примерно ростом с пятилетнего ребенка, но голова у него была раза в два больше чем полагается ребенку такого размера. Просто удивительно как он так быстро и ловко передвигался при такой башке и все время держал ее ровно на тоненькой шейке. Тирри был очень бледным…белым. Тем более выделялись черные глаза, такого насыщенного цвета, что невозможно было отделить зрачок от радужки. И черные всклокоченные волосы. А еще по всему телу резко выделялись шрамы, длинные, короткие, старые, совсем недавние и все словно неудачно зашитые синими нитками. Именно ярко синими. Одежда на нем всегда была разной. В смысле тип один и тот же – майка, шорты и сандалии. Но всегда все это было разного цвета, очень яркое, и с разными рисунками. Причем чаще всего были какие-то девчачьи рисунки. Мальчиков, даже маленьких так не одевают. Ну только если у мамы нет папы. И только если этот папа, которого сейчас нет, сбежал от мамы, потому что у мамы головка…ну немного того, не в порядке. Да, те еще маечки были. Принцессы там всякие, русалочки. Котята. Это странное сочетание – милые рисунки и жуткая рожа, признаюсь, навевало на меня жути. Появляться Тирри мог только из тени. Не важно день или ночь – есть тень, есть Тирри. Нет тени…ну соответственно и страхолюдины этой тоже нет. Ну и конечно никто кроме меня его не видел. Классика шизофрении, в общем.
Так как я сказал, пытался его не замечать. Но это особо не помогало. Сказать родителям боялся. Еще год назад краем уха я слышал, что мою тетку госпитализировали с шизофренией. Сами понимаете, эта информация тоже моему спокойствию вовсе не способствовала. Говорить родителям о Тирри я не стал – очень боялся. Так что с этой проблемой я был один на один. И никто не мог мне помочь или что-то посоветовать.
Но не замечать его я не мог. Впрочем, я уже это сказал. Тирри появлялся внезапно. Сначала когда я был один (как не включай свет, а темные углы в квартире все же находились). К тому же он мог появляться из самой маленькой тени. Потом он обнаглел так, что стал появляться и когда родители были дома. Он следовал за мной и на улице. Постепенно я привык к нему, если вообще к этому можно привыкнуть. И тогда он заговорил. Голос у него менялся постоянно. Это мог быть визгливый и противный голосок, почти писк, мог быть тяжелый и глухой голос очень старого но все еще сильного и здорового человека. Один раз он заговорил голосом девушки из рекламы секса по телефону. Это кстати больше всего меня напугало.
И когда он заговорил стало совсем сначала странно, а потом страшно
Нет, он не предлагал мне ранить себя, порезать себя, побиться головой об стенку, прыгнуть с 11 этажа на невидимый батут или каким-то другим образом убиться или покалечиться.
Нет, он не предлагал мне убить родителей или друзей.
Тирри заявил, что он что-то типа пророка. И собственно говоря стал пророчествовать, как это не удивительно. Хотя почему удивительно. Этим, то есть пророчество как раз пророки и занимаются. Сначала я даже обрадовался. Особенно когда он предсказывать начал, когда родаки придут с работы. Они у меня, особенно мать, могли в любое время вечера и ночи прийти. Но теперь я никогда не палился. Придут они – а я уже типа давно в постели лежу. А когда я в школу пошел, то всегда знал спросят меня или нет. И о чем спросят. Я тогда успел за пару месяцев почти отличником стать. И даже подумал. Ну и пусть шиза. Зато полезная какая шиза, так что пусть будет. На другие его предсказания я внимания не обращал. Например, иду я в школу и соседа вижу – деду Витю, пьяницу нашего безобидного. А Тирри мне так на ухо – последний раз живым видишь его. А вечером забирает скорая дядю Витю и больше я его не вижу. Никогда. Старушки лишь во дворе вздыхают слышно – допился родимый. Или идем, а дорогу кот перебежал. Такой обычный дворовый котейка, а Тирри мне – не смотри сейчас, повернись. Я тогда голову повернул и слышу визг тормозов, и крик девчонки. Машина котейку сбила. А Тирри мне глаза руками закрыл, провел через дорогу. Хотя я и утверждал, что не маленький все же, могу и увидеть это. Хотя кошака конечно жалко. Мне вообще животных жалко. Но…вот дурак не замечал я что все его предсказания кроме тех, что меня касались – все на смерть либо увечья. Да и собственно говоря…не с чего было замечать. Ни меня ни близких мне это не касалось.
Но вот потом мне стало не весело. И не комфортно. Потому что этот пиздюк мелкий стал глаголить о моих знакомых. И все плохое. Очень плохое. Трех недель не проходило чтобы он кому-нибудь из них смерть не предсказывал. И они умирали. И все как-то…ну естественная смерть вроде бы…понятная…а вроде…глупо они умирали. Да и …сами посудите. Сначала Артем погиб. Я с ним не дружил, просто в одном классе. И погиб он…просто поскользнувшись . Просто, мать его, поскользнувшись и неудачно упав , ударившись головой. Потом еще девочка погибла. Её…смешно сказать. Кошка поцарапала, и от этого началось заражение крови. Заражение крови от кошачьей царапины! Моего соседа по парте, с кем я особо не дружил, но общался время от времени неплохо укусила пчела. Пчела которой не должно быть в это время! А у него сильнейшая аллергия. В результате отек. Он не дождался скорой.
Потом настал черед и моих друзей. Один из них сломал шею, упав со ступенек в подъезде. Другой пропал. Его нашли через неделю, с прокушенным горлом. Грешили на бродячих собак. Но вот что он делал на заброшенной давно помойке На другом конце города
Создавалось впечатление, будто вокруг меня какой-то смертельный круг. И он сужается. Теперь я не боялся Тирри. Я был в панике, впадал в настоящую истерику как видел его.
В конце осени сильно заболела мать. Поначалу предполагали обычную простуду. Но шли дни, а мать все не вставала с постели. Её пришлось госпитализировать. Потому что состояние становилось все хуже и хуже! Я готов был выть. Однажды я сидел в комнате у себя с выключенным светом. Я думал о происходящем и вдруг меня пронзила мысль. Эта была такая ясная и четкая мысль. И как я раньше не додумался. Тирри не предсказывает смерти. Не может быть так много смертей вдруг вокруг меня. Он ….он вызывает их. Своими словами, какой-то неведомой мне энергией…я не знаю. Но я был уверен, что это он убил всех …Всех кому предсказал смерть. В том числе и бедную кошку. И он еще жалел меня! Ублюдок! Я помню, как тогда сидел в полутьме, сжимая кулаки а по лицу катились слезы. В голове бегали мысли. Я должен спасти мать! Но что я мог сделать Я же пытался не слушать эту бледную пророчествующую сволочь.
Тирри не замедлил появиться. Он вышел из теней под столом и направился ко мне. Он был серьезен. Впрочем, он всегда был серьезен. Я никогда не видел, чтобы он улыбался. Когда он начал говорить, его голос был похож на голос маленькой испуганной девочки.
-Я должен рассказать тебе о матери. Она..
-Молчи. – закричал я. Тирри замолчал, удивленный. А я начал покрывать его всеми матерными словами, что я знал. Я кричал, переходя на ультразвук, не заботясь о том, что меня могут услышать. Я обвинял его в смерти моих друзей, в болезни матери. Я кричал о том, что он в конце концов хочет убить меня. Так пусть это делает сейчас. Когда я выдохся Тирри все так же молча стоял рядом со мной. Он не проронил ни звука еще минут пять. Потом, видать убедившись, что я уже не могу инее хочу ничего говорить, начал говорить он
-Я не убийца, Денис. Я всего лишь предсказываю. Хотя ты в это и не веришь. Настоящий убийца – ты. Тебе дана такая сила. Вспомни, что случалось после каждой смерти Ты нашел деньги после того как погиб Артём, так После смерти Даши ты стал сильнее. Быстрее. Теперь к тебе никто не пристает, не замечал Ты не перерос и не вырос…Ты реально стал сильнее. И когда ты двинул того хулигана…к тебе решили больше не лезть. Денис! Ты разве стал больше учиться Тогда почему теперь ты лучше всех по предметам, в которых еще год назад практически ничего не понимал Это дорого стоит. А теперь ты захотел Лену. И ты ее получишь. Но…любовь стоит еще дороже. Гораздо дороже, чем пятерки по всем предметам.
Тирри говорил спокойно и уверенно. Не знаю почему, но я ему поверил. Я полностью ему поверил. Я даже сейчас не знаю. Была ли это правда. Но я лишь спросил
-А кто ты. Тирри Кто такой Тирри
Тирри пожал плечами
-Всего лишь дух. В этой жизни все может быть пищей. И та энергия которая исходит, когда ты совершаешь обмен с судьбой…это тоже может быть пищей. Я просто выживаю
-Охуительно! А если я не хочу «совершать обмен с судьбой»
-Тогда тебе нужно научиться сознательно контролировать свой дар.
-Ты можешь меня научить
-Да…но я никогда этого не сделаю. Мне нужно есть.
-Пошел ты к черту!
Странно, но Тирри действительно пошел. Не знаю куда. Но он ушел в тень. Потом он появился снова, но теперь я старался не обращать на него внимания. Пока он не ушел окончательно. Ибо дальше….
А вот что было дальше, я рассказать не могу. Нельзя. Скажу лишь, что я смог научиться управляться со своим даром. А вот где, как и у кого….нет, сказать не могу. Но мать я спасти успел. Хотя Ленку не получил. Ну и фиг с ней. Потом, присмотревшись к ней поближе, я понял, что за внешностью в данном случае ничего не скрывалось.
Так что вот такая история.
Да никого я больше не убивал. Надеюсь. Я выяснил, что оплатить счета в магазине судьбы можно не только сея смерть. Просто убив проще и быстрее оплатить этот гребанный счет. Но это не для меня. Точно не для меня.
Последнее что скажу – я до сих пор не знаю, насколько реален был Тирри.