Мой первый опыт со сверхъестественным

Мой первый опыт со сверхъестественным

Автор: Крам
Часть 1

Мы с моим другом Кеном обожаем видеоигры. Однажды за одной из таких игр случилось нечто, перевернувшее наше мировосприятие (ни че я сказанул!). В общем, слушайте.
Игра, судя по названию, была иностранного производства «Saball bloodthirsty». Мы откопали ее на каком-то заброшенном сайте, но скачалась она довольно быстро. Я установил ее на свой компьютер и запустил. Появился черный экран.
– Так, и что дальше – спросил я немного возбужденно.
– Подожди, может грузит долго, у тебя ведь комп доисторический, как гавно мамонта, – сказал Кен, кусая губы, чтобы не заржать от своей тупой шутки.
– Очень смешно, а знаешь, что было бы еще смешнее Если бы ты заткнулся, – ответил я.
Наконец, на экране появилась жирная кровавая надпись «Saball bloodthirsty» и прозвучал смех, больше похожий на шакалий вой. Громкость стояла почти максимальная, поэтому этот внезапный смех из колонок буквально нас пришиб.
– Сука! – вскричал Кен, крутя колёсик регулятора громкости.
– Да ты не в ту сторону крутишь, мудила! – завопил я, как полоумный, отталкивая Кена и настраивая звук на человеческий лад.
– Мля-я-я, я уж думал ща в штаны наложу, – нервно засмеялся Кен. – Игруха-то походу жуткая будет.
Появилось странное меню: какие-то цепи и крюки, свисающие с невидимого потолка, и надпись – единственная надпись в центре «Kill yourself». Я кликнул курсором на надпись и снова черный экран.
– Твою мать! Да что это за игра такая – возмутился я.
– Нормальная, признайся, что зассал играть
Не успел я ответить на вопрос Кена, когда на экране появилось два человечка. Над головой у каждого маячило имя: Кен и Ланс.
– Мля-я, да это-ж мы! – воскликнул Кен.
– Да ну, и как ты догадался – подколол я друга, однако тоже был не менее ошарашен, чем он.
– Как игра узнала про наши клички!
– Не нравится мне это. Может выйдем
Я нажал на «Esc» и на экране замерцала фраза: «Play or die... play or die... play or die»
– Че это значит – спросил Кен, который в английском языке был не в зуб ногой.
Я тяжело сглотнул, не отводя взгляда от надписи:
– Это значит играй или умирай.
– Че
– Мы же можем и не играть – сказал я, скорее обращаясь к Кену, но комп каким-то сверхъестественным образом решил, что спрашивают его и ответил: «No».
Я вскрикнул, Кен конкретно залип.
– Ну нахер эту херню! Твой комп окончательно поехал, чувак! Я ухожу! – закричал Кен.
– Ты не можешь бросить меня одного, сука!
– Это почему же
– Ты предложил установить эту игру, это из-за тебя мой комп ожил! И потом, ты будешь предателем, если оставишь меня одного.
Кажется, мои слова подействовали на него и... он ушел. Вот, сука! Он ушел, а еще друг называется. Когда я закрыл за ним дверь и вернулся в свою комнату на экране появилось целое предложение и теперь звучало оно на корявом русском: «Кен pokinul zonu. Кен die. 10 минут, if Кен не вернется - die die die die die...»
– Твою мать! – возопил я в ужасе и галопом побежал обратно. Открыв входную дверь, я стал орать, как резаный, оглашая своим криком весь подъезд. – Кен, мать твою, вернись, сука! Вернись или сдохнешь, идиот! Ты должен вернуться! Вернись!
Мой крик нарушил старушечий голос, донесшийся со второго этажа:
– Да заткнись ты уже, долбаный наркоман! Твой друг давно ушел!
– Сама заткнись, ведьма, я не к тебе обращаюсь! Сейчас, как спущусь!
– Спускайся, педик! Я тебе свою клюшку в твою обдолбаную жопу засуну! Давай, спускайся, а если не заткнешься – ментов вызову, мудила сраный!
– Ладно-ладно! - крикнул я, закрывая дверь. Вот эта бабка.
Зараза, и что мне делать-то теперь Неужели Кен умрет
И тут раздался звонок в дверь, отчего я подпрыгнул. Опять эта бабка, черт бы ее побрал! Я осторожно открыл дверь – на лестничной площадке стоял Кен.
Он переступил порог и также молчаливо проследовал в мою комнату.
– И что же заставило тебя вернуться – спросил я.
– Ну, ты же мой друг, чувак, я не мог бросить тебя одного.
– Хорош гнать! За жопу свою сраную перепугался!
– Давай уже покончим с этим дерьмом, а потом будем выяснять отношения.
Когда я нажал пробел, игра началась. Два наших персонажа стояли в какой-то очень знакомой спальной комнате. Обстановка и стильный изысканный интерьер походил в точности, как у нашего одноклассника Ромы, у которого я бывал в гостях пару раз. Рома у нас богатенький папенькин сыночек и поэтому получает все, что заблагорассудиться. Но ведь такое просто невозможно. Как мой компьютер мог выяснить, где живет этот гребанный аристократ и в точности скопировать его комнату вплоть до мельчайших деталей, при этом графику и качество подделать под игровую
– Да что за херь здесь творится – вырвался у меня недоуменный возглас. Наши персонажи стояли по бокам кровати, на которой кто-то лежал укрытый под одеялом и тихо сопел. У меня почему-то не было никаких сомнений, что этот «кто-то» и есть богатенький Рома, но боже, как Как! Мой мозг закипал от невероятного по своему существу открытий.
– И что нам нужно делать – спросил Кен, нажимая на все клавиши подряд, в попытках управлять своим персонажем. Наконец, он нажал на одну из кнопок и мини Кен вытащил из-за спины огромный разделочный нож, показательно сверкнувший на экране монитора.
– Что ты сделал – взволновано обратился я к нему.
– Не знаю, – едва живым голосом произнес Кен. – Что за...
Персонаж Кена замахнулся ножом и с периодичной последовательностью принялся втыкать его в спящего Рому. Острие ножа вонзалось в живот по самую рукоять. Из-под одеяла стала сочиться густая красная кровь, пропитывающая простыню и безмолвно стекающая с кровати на пол. Кровь заливала паркет. А Кен в это время неугомонно кромсал тело, с нарастающей быстротой погружая клинок все глубже и глубже, пока не проткнул им матрас. Из динамиков доносился мучительный крик, который нас так напугал, что я предпринял попытку выключить колонки. Однако это не сработало. Истошный вопль заполнил все наше нутро. Мы были в ступоре и не пытались как-то предотвратить убийство.
–Ты убил Рому, – выдавил я из себя одну фразу. Расширенные глаза Кена глядели на заплывший кровью экран и надпись: "blood lust! You win!"
– Нет... Я не мог убить его. Конечно, он мне не нравился своим хвастовством и отношением к другим людям, и вообще я считал его по жизни полным гавном, но, чтобы убить – нет. Это же игра! Всего лишь глупая игра. С ним все в порядке, – продолжал убеждать себя Кен, а затем вдруг не выдержал, опрокинул стул на пол и дико вскричал: – Твою мать! Сука!! Твою мать!!!
Наконец, когда он успокоился и сел, заговорил я:
– Нужно что-то с этим делать, чувак.
– А что тут сделаешь
– Да хотя бы сказать кому-нибудь, мы же не можем оставить это в секрете.
– Давай сломаем к черту этот комп.
– Нет, не вариант. Также, как и не выполнять поручения этой садисткой игры.
– Это почему же нельзя Нахер твой комп! Купишь себе новый.
– Я не из-за этого переживаю. Когда ты ушел оно было готово убить тебя, если бы ты не вернулся, но есть ли у нас гарантия, что подобная херь не произойдет, если мы уничтожим комп Что если таким образом мы обречем себя на верную смерть
– Что ты предлагаешь – спросил Кен.
– Подождать до завтра и если выясниться, что с Ромой все в порядке, мы сломаем этот чертов комп, идет
– Ладно.
Экран монитора тускло мерцал. Оказывается игра вышла в главное меню. С черного потолка свисали кровавые железные цепи, но о выходе из игры не было и речи.

***

В школе Рома так и не появился. Мы ждали, верили, надеялись, а потом, в конце шестого урока, пришел сам директор. Тогда я понял – дело дрянь. Рома умер именно так, как был убит в игре его персонаж. Директор не стал подробно расписывать нам его ужасную кончину, только сообщил, когда будут похороны, о том какая это потеря для нашей школы, о том, что скорбит вместе с остальными и прочее дерьмо, а потом ушел. Наверное, домой, чтобы заказать пиццу – жирный ублюдок! Но больше всех страдали мы – я и Кен, которые каким-то мистическим образом являлись убийцами Ромы. Да! Мы убийцы, как бы тяжело не было это осознавать – боже, это чертовски тяжело! – даже думать об этом невыносимо. Неконтролируемая дрожь охватила Кена.
– Возьми себя в руки, – жестко скомандовал я.
– Тебе легко говорить, это не ты нажал на кнопку, можно сказать спустил курок. Это сделал я – я убил его. Я убийца, – прошептал Кен побледнев.
После уроков мы вернулись ко мне домой, чтобы обсудить дальнейший план действий... хотя, сука, какой нахер план, когда такой хуй навис над нами гигантский, и теперь он здесь главный; он говорит и приказывает нам, что делать, а если мы это не сделаем – сдохнем, как крысы! Мы даже сообщить об этом никому не можем, ведь какой больной шизофреник поверит в правдивость нашей истории. А если даже и поверит, не посадят ли нас за убийство в тюрягу
Мама, как всегда, была на работе, поэтому в квартире мы были одни. Друга все еще трясло, словно он заболел. Кен никак не мог поверить, что действительно убил Рому, и я его прекрасно понимаю, хоть вина висела на нем, тем не менее, херово мне было также, как и ему.
В комнате по-прежнему работал компьютер. Меню на экране исчезло и игра возобновилась. На этот раз наши персонажи находились в комнате, которую я не узнал.
– Что нам делать – обратился ко мне Кен.
Я нажал «Esc» в очередной попытке вырубить игру, но все повторилось сначала: «Play or die»
– Может на этот раз убивать не придется, – сказал я, однако мальчик, лежащий на кровати, и наши герои, окружившие его с двух сторон, полагали иначе. Он был одет в синюю пижаму, но никого из знакомых нам не напоминал.
– Значит так: ничего трогать мы не будем, клавиши не нажимай. Больше никто не умрет, – уверено произнес я.
Мы просидели так минут десять. Мини Ланс и мини Кен не сдвинулись с места, ожидая команд.
– Похоже мы обманули его! Мы это сделали! – облегчено воскликнул Кен. – Мы можем не трогать комп и пусть себе стоит сколько угодно.
После десятой отсчитанной нами минуты на экране загорелась надпись: «Play or die... kill him or die... kill him or kill yourself»
– Нет! – завопили мы с Кеном хором. – Нет! Нет!
В правом верхнем углу появился таймер, ведущий отсчет от тридцати секунд.
– А это еще что – нервно задал вопрос Кен. – Что будет через тридцать секунд Чувак!
– Я не знаю! Нам нужно подумать, – сказал я, лихорадочно соображая, как поступить.
– Нет у нас времени! Нужно что-то делать, мне это совсем не нравится!
С одной стороны мы могли довериться случаю и дождаться, когда истечет срок времени, с другой стороны, не смотря на нашу горячую любознательность, ждать, когда нечто, что пару часов назад с нашей помощью жестоко расчленило невинного мальчишку было не то, что неразумно – полный идиотизм! Наш страх был сильнее совести, и мы принялись остервенело жать на все кнопки подряд, а секунды исчезали одна за другой. Вот уже осталось всего пять, когда наши герои принялись за работу.
Игрок Кена и мой игрок, как по команде, достали из-за пазухи электропилы, включили их и медленно стали опускать. Они разрезали кровать пополам, а вместе с ней и того мальчишку, чья синяя пижама превратилась в багровую вязкую тряпку, а тело потонуло в хлещущей фонтаном крови, которой, к слову, было неприлично много. Куски плоти разлетались во все стороны под душераздирающие вопли и крики, и визг электропил. Слишком реалистично, я словно оказался в той комнате и видел тело, которое, как вулкан, извергало из себя литры крови.
Я был сам не свой, когда это закончилось. Мне казалось, что я умер и попал в ад. В каком-то смысле так оно и было, и я не мог ничего с этим поделать.

Продолжение следует