Мистическое путешествие

Мистическое путешествие


Часть I. Становление шамана
Предисловие

Мне всё надоело.
Жизнь как-то не сложилась. С женой я развелся, так как у нас прошла любовь. Детей не было.
Работа, конечно, у меня была неплохая – я был кардиологом в платной клинике, - но и она меня порядком достала. Дом – работа, дом – работа. И так каждый день. По выходным – либо залипание в телевизор, либо тусовки с друзьями в клубе или баре. Последнее тоже со временем встает поперек глотки.
Но последней каплей была смерть мамы. Она была для меня самым близким человеком. Да, в принципе, и единственным. Любила она меня сильно. Жила ради меня. И вдруг ее не стало. В целом, я был готов к этому, ведь последние два года она сильно болела. Давление. Инсульт.
Оправившись от горя, проведя похороны, я задумался о том, как жить дальше. Жизнь мне была не интересна. Даже кратковременные отношения с женщинами не приносили должного удовлетворения. А кратковременными они были, просто потому, что я разучился чувствовать. Разучился любить. Перспектива семейной жизни меня не радовала. Детей я иметь не мог.
Давно, еще с юношества у меня была мечта. Совершенно безумная! Она жила в моем сознании на протяжении многих лет. Но я не мог бросить маму и заставить ее волноваться обо мне. Теперь ее не стало.
Я продал всё, что у меня было. Свою квартиру, квартиру мамы, старую машину, гараж, погреб. Ну и так, по мелочи: распродал инструменты, картины, мебель, два телевизора, компьютер и прочее. В общей сложности мне удалось выручить порядка трех с лишним миллионов рублей.
На эти деньги я купил себе новенький «Каптюр» в максимальной комплектации, со всеми дополнительными опциями, спецодежду, ружье, различные рыболовные снасти, рюкзак, палатку, компас, хороший телефон, камеру, ноутбук и так далее.
И, вот, наконец, 19 мая я отправился в путь. Куда А, как говорится, куда глаза глядят. Вождение автомобиля для меня всегда было страстью. И теперь я мог ехать куда хочу и когда хочу. Оставшихся денег мне вполне хватит на остаток жизни. Кто еще когда-либо мог бы похвастаться такой свободой! В моем распоряжении куча денег, времени, и двухцветный конь под пятой точкой. Я рванул кататься по России.
Каков был мой восторг! Всё лето я колесил по восточной части страны, ночуя то в машине, то в гостиницах. Я делал, что хочу. В один день я мог пойти в клуб или сауну, в другой день - поехать в какую-нибудь глушь собирать грибы, охотиться или рыбачить. Я съездил на Байкал, на Амур. Прокатился по якутским деревням. Послушал их легенды, посидел у костра под звуки варгана.
Я уверен, что сейчас мне завидуют многие мужики, живущие размеренной семейной жизнью. Да, это классно! Но, в какой-то степени, я завидую и вам. Ведь мне никогда не прижать к груди своего родного ребенка, я никогда не встречу Новый год в уютной квартирке, в компании своих родных и близких мне людей. Меня никто искренне не поздравит с Днем Рождения. Я остался совсем один. Никому не нужен, кроме самого себя.

Черти

Было начало сентября. Я двигался на юг вместе с перелетными птицами, туда, где всегда тепло. Мне было безразлично, куда именно. Я собирался покататься по Казахстану, Монголии, Китаю. А дальше – куда ветер занесет. Хоть в Индию, хоть в Тайланд. С документами у меня было всё в порядке.
Близилась ночь, а навигатор показывал, что до ближайшего населенного пункта, маленькой деревушки, еще целых пятьдесят километров. До чего же просторна наша Родина! Я бы, конечно, мог поднажать и добраться дотуда, но было бы уже темно, и вряд ли кто-то согласился бы пустить незнакомого мужика на ночлег к себе в дом. Времена такие пошли, что люди боятся незнакомцев. Раньше не пустить человека переночевать было большим грехом сродни убийству. Ведь ненашедший кров на ночь был фактически обречен на гибель.
Но мне это не грозило. У меня есть мой каптюр с климат-контролем. Поэтому я решил переночевать в машине, тем более, что мне уже было не привыкать.
Сначала я остановился на обочине. Но перспектива всю ночь просыпаться от гула проезжающих мимо автомобилей, после которых машина качается на амортизаторах, меня не прильщала. Тем более, я увидел неподалеку маленькую наезженную дорожку, ведущую в лес.
Снова сев за руль, я аккуратно спустился в гущу деревьев и поехал подальше вглубь леса, где меня убаюкает сладкая лесная тишина.
Я немного задумался, уже не помню о чем, и заехал достаточно далеко. Так бы и ехал дальше, но свет фар упал на заросли рогоза, который часто путают с камышом. Это могло означать только одно – дальше болото. Я остановил машину.
Поужинав сухим пайком и запив его остатками остывшего в термосе чая, я сложил задние сидения в ровный пол и улегся. Комаров в это время года уже почти нет, поэтому я немного приоткрыл окошко, чтобы в салон проникал свежий лесной воздух и песни ночных птиц, которые были для меня слаще любой музыки.
Минут через десять я задремал. Сон сначала был спокойным, но потом в душе появилось какое-то беспокойство, похожее на предчувствие чего-то неладного. В голове стали всплывать пугающие образы и мне показалось, что чей-то женский голос, очень похожий на голос мамы, кричал мне издалека «Беги! Беги отсюда!».
Проснулся я от странных звуков. Это было явно не пение птиц, а целая какофония криков, хохота, рычания и хрюканья. Не буду лукавить, меня это напугало. Особенно то, что звуки слашались совсем близко.
Подняв голову и глянув в лобовое стекло, я увидел перед собой жуткую картину: вблизи болота, возле зарослей рогоза суетились какие-то тени. Они бегали, прыгали, дрались, издавая зловещие звуки, от которых кровь холодела в венах. Я пересел на переднее сидение и стал приглядываться, догадавшись при этом нажать кнопку центрального замка, запирающего все двери.
Странные фигуры, похожие на человеческие, но сгорбленные и с полусогнутыми в коленях ногами исполняли какой-то беспорядочный танец вокруг болота, при этом хохоча и завывая так, что волосы становились дыбом.
Я даже перестал дышать, наблюдая за этой дьявольской процессией. Только сердце стучало в груди так, будто хотело вырваться наружу и убежать прочь. Боясь привлечь к себе внимание, я замер и был готов просидеть так всю ночь, лишь бы не остаться замеченным. Но внезапно я услышал какой-то звук у себя над головой, как будто кто-то находится на крыше моего автомобиля. Ужас сковал моё тело, на лбу выступил холодный пот, колени дрожжали. Я вцепился в руль до побеления костяшек пальцев и просто не знал, что мне делать.
В этот момент я услышал стук по стеклу справа от себя: «тук-тук-тук». Превозмогая страх, я повернул голову и увидел его. Сквозь боковое стекло на меня смотрело перевернутое лицо, нет, рыло черта. Он смотрел в окно с крыши автомобиля. До сих пор помню эти желтые горящие глаза с кошачьими узкими зрачками. Он горели так, будто за ними полыхал адский огонь. Вместо носа у неведомой твари был пятак. Рыло всё черное и волосатое. Из-под верхней губы торчали длинные острые клыки. Уши у существа были, как у козла и, да, на макушке торчали небольшие рога. Но самым страшным было то, что черт смотрел мне в глаза и улыбался.
Я среагировал мгновенно. Ударил неглядя пальцем по кнопке запуска двигателя и, слава Богу, всё произошло не по закону жанра – машина завелась. Включились фары, и я увидел перед собой целую роту чертей. Все они смотрели на меня, как дикий зверь смотрит на свою добычу.
Включив заднюю передачу и вдавив педаль газа в пол, я ринулся назад с таким рывком, что незваный гость сорвался с крыши и скатился на землю перед капотом.
Машина ехала задним ходом, потому что развернуться мне было негде. Ориентировался я по камере заднего вида. Сомнений не было – черти бежали за мной. Я видел их приближающиеся рожи и слышал грозные крики, рычание, шипение.
Наконец, случилось то, чего я боялся. Мне не удалось выехать задним ходом по темноте, и автомобиль врезался в дерево. Удар затылком о подголовник был такой силой, что я потерял сознание секунд на тридцать. Их хватило для того, чтобы исчадия ада настигли меня.
Я очнулся от треска стекол: лобового и всех боковых. Всё было кончено. Черти окружили мой автомобиль. Я слышал их рычание и хохот. Бежать было некуда. Оставалось покориться судьбе. Страх сковал мое тело, и я зажмурился, представляя, как сейчас десятки черных когтей вопьются в мою плоть, разрывая ее на куски, чтобы всем досталось по кусочку.
В последние секунды я видел, как ко мне тянутся с трех сторон три пары черных волосатых когтистых лап. Я почувствовал их прикосновение, приготовившись ощутить самую сильную боль в своей жизни, но произошло нечто невообразимое. Я услышал вопли боли. Черные лапы внезапно отпрянули от меня, будто бы мое тело было раскаленной плитой.
Осмелившись открыть глаза, я огляделся и увидел, что у тех чертей, что успели ко мне прикоснуться, дымяться лапы. Морды других тварей выражали испуг и недоумение. Они вдруг все замолчали, за исключением тех троих, что продолжали корчиться от боли и издавать скуляще-рычащие звуки.
Выяснять, что произошло, не было времени. Я осознал, что двигатель моей машины по-прежнему работает, переключил рычаг на переднюю передачу и вдавил педаль газа. Несколько чертей, стоявших спереди, сразу же поцеловались с капотом, еще парочка скатилась назад с крыши.
Проехав метров двести и поняв, что меня не преследуют, я выбрал место пошире и развернулся. Для этого пришлось раза три сдать вперед-назад.
В том месте, где на меня напали, уже никого не было. Черти разбежались, судя по всему, забрав с собой раненых.
Через несколько минут я выскочил на трассу. Сквозь разбитые оконные проемы дул холодный ночной воздух. Но осознал, что замерзаю, я, только проехав километра три.
Съехав на обочину, я не сразу осмелился выйти. Затем я надел теплые вещи и двинулся дальше. Больше меня никто не преследовал.
Не знаю, что за чудо произошло, но я остался жив. Честно говоря, я и сам не до конца верил в это, а уж тем более в то, что со мной случилось этой ночью. Может быть, я и списал бы всё на ночной кошмар, но о необъяснимом происшествии мне напоминали разбитые стекла моего автомобиля, задний бампер и следы когтей по всей машине.
Ремонт, конечно же, обошёлся мне тогда в кругленькую сумму, но не мог же я пойти в страховую компанию и заявить, что на меня напали черти. Думаю, что в списке страховых случаев ничего подобного не значится. Да и перспектива провести остаток дней в психушке меня не очень-то радовала.