ДРУГИЕ ЛЮДИ.

ДРУГИЕ ЛЮДИ.


___1___.

Мои родители погибли, когда мне было шестнадцать, и мне пришлось переехать к своей тете в чужой город. У нее не было детей, поэтому всю свою любовь и заботу она обрушила на меня. Бесчисленное количество подарков, придуманные ею семейные праздники не могли заглушить моих страданий. Уже два года прошло, а я не могу смириться с мыслью о том, что самых родных людей нет в моей жизни. На память остались видео и фото, которые я храню в своей комнате как самое дорогое, что у меня есть. Я разговариваю с родителями в надежде услышать их голоса снова, они преследуют меня во снах, словно не хотят отпускать. Порой мне кажется, что мама обнимает меня и как в детстве целует перед сном, кажется, что папа смотрит на меня своими яркими зелеными глазами. Но, самое страшное не в том. Я не могу спокойно существовать в обществе. Возможно, моя жизнь не была так ужасна, если бы не проявившийся после аварии «талант».
Мы возвращались домой после дня рождения моей подруги. Трасса была пустой, поэтому папа мог позволить себе ехать на большой скорости. В машине играла мамина любимая песня, которой она с улыбкой подпевала. Мы были самой счастливой семьей на свете, но все оборвалось в один миг. Я помню свет встречных фар, визг тормозов и крик мамы. А после сильная боль, пробившая все мое тело. Я очнулась в больнице. Пройдя по пустому больничному коридору, я встретила дежурную медсестру. Она молчала, смотрела на меня синими напуганными глазами и думала. В этот момент я впервые смогла прочитать мысли.
- Родители мертвы, да – Спокойным голосом выдала я, повторив ее мысль.
- Кто тебе сказал это – Она не знала, что ответить. В ее голове зародилась паника, мысли ее перемешались, но среди них я явно слышала одно: «Бедная девочка, как страшно остаться сиротой в таком возрасте».
На самом деле это не так уж и страшно. Это до выворачивания наизнанку больно, словно в душу впились миллиарды маленьких игл, но не страшно. Я не испугалась этого, как ни странно. Успокоив себя мыслью о том, что я схожу с ума, я смогла пройти мимо медсестры в эту ночь и спуститься на первый этаж, где провела целую ночь. Утром я все так же слышала мысли врачей, которые были заняты не пациентами, а своими личными делами. Мужчина-хирург в возрасте сорока лет думал о молодой любовнице, ради которой собирался бросить жену, акушерка о ребенке внутри себя и о том, как от него избавиться… чем больше людей приходило в больницу, тем громче становились их мысли. И вот взгляд одного из врачей упал на меня.
- Она тут всю ночь просидела, что с ней делать – Я узнала медсестру, с которой пересеклась вчера.
- За ней скоро приедет родственница. – Ответил врач.
Я, наконец, встала со скамейки и направилась в сторону говоривших обо мне. Паника медсестры усилилась, она жалела меня у себя в голове.
- Кто за мной приедет - Выдала я, смотря прожигающим взглядом на врача.
- Твоя тетя Франсуаза. – Сухо ответил он. Ему, как я поняла, тоже было не до несчастья девочки-подростка. В мыслях мелькал вопрос, что подарить жене на десятую годовщину свадьбы.
- Хорошо, я буду ждать тут. – Пробормотала я, возвращаясь на скамейку.
- Ты, наверно, голодна – Медсестра фальшиво улыбнулась, боясь моего отказа.
Я кивнула, хотя есть я совершенно не хотела.
- Я напою тебя горячим чаем в своем кабинете, пойдем. – Она взяла меня за руку и потащила на второй этаж.
Теперь мне предстояло слышать мысли не только врачей, но и пациентов. От этого можно было свихнуться. Тысячи голосов мелькали в моей голове настолько громко, что я не слышала никаких вопросов в мою сторону. Я попробовала заткнуть уши, но ничего не помогло. Я не понимала, что происходит вокруг. В кабинете у медсестры я немного успокоилась, собралась со своими мыслями. После чая с вкусными пирогами я осталась одна и начала пристально смотреть в окно в ожидании своей тети. Я видела ее пару раз в своей жизни на Новый год. Она приезжала к нам со своим мужем, но со мной общалась мало, хоть и привозила подарки.
Моя встреча с ней прошла как-то до жути странно. Наверно потому, что я так же слышала ее мысли, как и мысли остальных. Она была расстроена, плакала, думала о похоронах родителей. Мы сели в машину. Всю дорогу она молчала, перебирая в голове все возможные варианты моей жизни у нее, где я буду учиться, заведу друзей, смогу ли продолжить жить как обычный человек. Нет. Она не могла и представить, что я ее слышу, все о чем она думала не могло оставаться в тайне от меня с этого момента.
Дома я попросила ее оставить меня одну. Но даже находясь в отдельной комнате я все слышала. Ее главный страх – потерять меня, что я замкнусь в себе, что мне будет плохо жить у нее. И я пообещала себе вести себя хорошо и не расстраивать ее. Теперь мне все было подвластно. С одной стороны это был редкий дар, но я не могла им управлять, для меня больше не было места в этом мире. Через две недели она устроила меня в школу, и тут понеслось. Постоянные сплетни обо мне со стороны одноклассниц, ужасные мысли парней, о том что эта новенькая может стать хорошей игрушкой, учителя со своей жалостью. Я решила, что не буду ни с кем общаться. Почти все думали обо мне не слишком положительно. Кто-то считал затворницей, кто-то ненормальной.
Со временем я приняла это и начала развивать свои способности. Научилась регулировать громкость чужих мыслей, а некоторых и вовсе перестала слышать, только при моем желании. Я знала все секреты других людей, чужих мне людей. Я знала что моим одноклассницам нравится наш учитель математики, знала, что одна из них даже переспала с ним в десятом классе. Я знала, что учительница немецкого языка не может иметь детей, что ее сын приемный. Я могла бы помогать людям. Но, вот уже два года я молчу об этом. Наступало лето, я сдала экзамены и собиралась поступать в институт на психолога. С моей способность я могу помогать людям. Ведь часто они не говорят то, о чем думают. Тетя Франсуаза не понимала, почему я поступаю именно туда, всякими способами отговаривала меня от этого, но я четко для себя решила, что должна направить свой дар видения мыслей на полезное дело.

___2___
Теплый июльский день в самом разгаре. Моя тетя вытащила меня на пляж нашего маленького озера, которое больше напоминало болото, да и пляж можно было бы назвать песчаным островком среди травы размером три на три. Я не хотела ее расстраивать, потому что знала, что она переживала. Она часто спрашивала о моей личной жизни, есть ли у меня мальчик. Вся ее голова была забита этим. Она пыталась даже завести разговор на тему презервативов… это было очень неловко. Что такое презерватив я знала лет с двенадцати, а о сексе и еще раньше, но сама попробовать этого не слишком-то хотела. Читая мысли других девушек про секс, я узнавала все больше нового и интерес пропал сам собой. Тем более, о каком сексе может идти речь, если я наперед предугадываю каждое действие парня, знаю, о чем он думает Я даже и об отношениях не мечтала: одни – короли своей жизни с высоко поднятой головой думали о том, с кем сегодня провести ночь так, что бы их жены или же девушки ничего не просекли, другие – долбанные нытики, которые бояться и шагу ступить, перебирая в мыслях «не обидеться ли она если подарить ей три розы, а не пять». Поэтому, прости меня, тетя, но я предпочитаю оставаться одна, и дело ни в том, что мне никто не нравится, а в том, что я не смогу ужиться с человеком. Если бы я знала, что именно этот день так сильно все перевернет… я бы все равно поступила также.
Тетя Франсуаза купила нам мороженное, после чего мы расстелили большой зеленый плед, бросили на него сумки и одежду и направились к воде. Не смотря на хорошую погоду, стоявшую уже две недели, вода в нашем болоте прогреться не успела.
- Джози, я все-таки хочу еще раз поговорить с тобой насчет института. – Начала моя родственница.
- Пожалуйста, не надо, я уже все решила! – Перебила ее я, смотря по сторонам. Я отстраивала каменную стену у себя в голове, чтобы не слышать ее мысли. Я и так все знала. Она думала, что я бегу от нее, что мне плохо рядом с ней. Поэтому я поступаю в институт на другом конце города.
- Но ты же не сможешь приезжать домой, Джози! – Она смотрела на меня большими глазами, полными надежды.
- Ну пойми же ты, мне важно получить именно ЭТУ профессию! Я буду приезжать каждый выходной! – Повысив голос, пообещала я.
Франсуаза замолчала, но на этом она не успокоилась. Она продолжала выстраивать план, как оставить меня дома. Я вошла в воду и отплыла от берега ближе к середине. Нырнув под воду, я вдруг услышала мысли мужчины, проплывавшего недалеко от меня. Он думал о девочке на берегу, о том, что у нее красивые ноги и крепкие бедра. Я выплыла из под воды из-за нехватки воздуха, отчего мужчина явно испугался. Заглянув в его старое лицо, я уловила на себе одобрительный взгляд и фразу «тоже не плохой вариант». Вариант для чего, блин
Вернувшись на берег к своей тете, я начала пристально наблюдать за этим самым мужчиной. Он сидел не далеко от нас и все смотрел на девочку лет двенадцати. Народу на пляже было много, но именно этот мужчина привлек мое внимание. Я зачем-то собрала весь свой талант на его мыслях, наблюдая, как он прожигает несчастное тело подростка. В скором времени его мысли стали мне понятны. Он безумно хотел малолетку. Хотел настолько, что не мог усидеть на месте. Успокоив себя мыслью о том, что на пляже слишком много народу, и этот педофил при всех на нее не кинется, я легла на плед и расслабилась, отключая свое сознание от мыслей надоедающих мне людей. Вскоре я увидела, что к этой девочке подошли родители. Мне показалось, что теперь все будет хорошо и я перестала наблюдать, перевернувшись спиной к солнцу в надежде на ровный загар.
Через полчаса я снова услышала мысли мужчины «может сейчас получится». Вскочив с места, я нашла девочку взглядом. Она стояла около воды и собиралась купаться, думая о красивом месте в заливе.
Я знала, что в заливе не бывает людей, поэтому если она поплывет туда, то этот старый извращенец поплывет за ней. И там он сможет совершить ту гнусность, которую задумал.
- Запарилась, пойду поплаваю. – Выпалила я и помчалась к воде. Проходя мимо девочки, я внимательно посмотрела на нее. Мысли о заливе в ее голове становились все громче и громче. Когда наши взгляды пересеклись, я проговорила:
- Не надо тебе плыть в этот залив!
Она посмотрела на меня с недоумением, но не успела ничего сказать, потому что я нырнула в воду прямо с берега. Девочка еще несколько минут постояла на берегу, наблюдая за мной, после чего зашла в воду. Педофил, чего и следовало ожидать, тоже подошел к воде и начал следить за своим объектом. Неужели ему действительно хватит смелости На берегу столько народу, в том числе родители девочки!
Через пару минут я потеряла глупышку из вида, но нашла ее по мыслям. Она подплывала к берегу у конца залива и радовалась, что там совершенно никого нет. Мужчина плыл за ней, пуская слюни в воду. Я понимала, что не смогу себе простить, если с девочкой что-то произойдет. Только я среди всех этих людей знаю о том, что может произойти через несколько минут. Девочка думала о том, какая красивая высокая трава растет на берегу, а мужик о том, как кстати эта трава тут выросла. Я понимала, что в траве их не будет видно, что несчастной уже никто не поможет, кроме меня.
Сжимая челюсти от страха, я незаметно приблизилась к заливу, после чего проверила мысли людей, никто ли не видит, что я плыву в залив. Мыслей о себе я не нашла ни в одной голове. Зато мысли о маленькой девочке в голове ее мамы кричали сами за себя: она искала глазами дочь среди целой оравы детей и подростков ее возраста. Наверно, это и есть материнский инстинкт: чувствовать, что твоему ребенку угрожает опасность. Женщина взволновано бегала глазами по водной поверхности, успокаивая себя тем, что дочь уже вышла и сейчас подойдет. Я рванула к берегу в заливе как можно быстрее. Выйдя на берег, где стояла девочка, я начала махать ей руками, но она меня не видела, также как и не видела мужика за кустами, давно спустившего трусы и ублажающего себя рукой. Я чувствовала, как он медленно вышел на берег, как крадется к подростку. Девочка высоко подняла голову, закрыла глаза и наслаждалась ветром, раздувающим ее длинные темные волосы. В такой ветер, обычно, ты мало что слышишь: он словно бьет тебя по ушам, закладывая их.
- Я же тебя предупреждала! – Дрожащим шепотом выдала я, зная, что меня никто не услышит.
Я видела, как мужчина схватил девочку за волосы и подтащил к себе, прижался к ней сзади и закрыл рот сильной рукой. Я моментально почувствовала страх ребенка и удовольствие педофила. Она плакала, а он говорил ей, чтоб она молчала, иначе он убьет ее. Мужик резким движением повалил несчастную жертву на траву, снимая с нее купальник. Все, что я помню – как увидела палку недалеко от себя. Схватив ее в руки, я бросилась к мужику и треснула его по голове. Его тело упало на девочку всем весом, отчего она закричала настолько громко, что у меня уши заложила. Столкнув с нее тело, я обняла ее за плечи.
- Прошу тебя, не ори так сильно! – Попросила я, но это было бесполезно, - Все позади, не бойся!
Девочка не могла успокоиться. Она продолжала истерически орать, а слезы крупными каплями стекали по ее лицу.
Я услышала мысли людей, которые всей толпой поплыли на крик, в том числе и отца спасенной девочки. Ее мама паниковала на другом берегу, кричала не тише, чем ее дочь.
- Все будет хорошо. – Прошептала я, прижимая девочку к себе. Она замолчала, посмотрев на меня большими круглыми глазами.
- С-спасибо. – Выдавила она еле дыша. Ее тело тряслось и стало настолько холодным, как у трупа, кожа посинела. Я чувствовала, какой шок она пережила. В ее голове и мыслей-то никаких не было, только бегущей строкой представление о том, что бы было, если бы ни я.
- За тобой сейчас придут. – Прошептала я, вставая с земли. Она хотела спросить, куда я ухожу, но снова не успела. Я побежала через кусты, чтобы успеть спрятаться от приближавшийся сюда людей. Я не хотела лишних вопросов. Боялась, что кто-нибудь узнает о моей способности. От этого можно было сойти с ума! Я перебежала на другой берег по лугу и вернулась на пляж к взволнованным людям.
- Тетя, пойдем отсюда. – Резко протараторила я, собирая свою одежду в сумку.
- Что там случилось – Франсуаза не собиралась уходить.
- Я прошу тебя, давай уйдем. – Попросила я, хватая сумку тети и складывая ее одежду в нее. Я слышала мысли людей, которые также перешли залив по лугу и уже через пять минут будут тут, а еще я слышала, как девочка истерически рассказывает обо мне, такой загадочной героине, которая спасла ее! Все внимание было бы на меня.
- Джози, тебе неинтересно, кто там кричал – Тетя остановила меня, осторожно взяв за руку.
- Девочка, которую хотел изнасиловать мужчина, сидевший вон на том одеяле недалеко от нас! Довольна – Закричала я, вырвав руку и продолжив сворачивать плед.
- Но… - Франсуаза вытаращила на меня большие глаза. Я посмотрела на нее и прочитала мысль: «Откуда она это знает».
- Я знаю это, потому что... – и тут я, наконец, пришла в себя, - потому что…
Родственница смотрела на меня как на ненормальную, а я не могла ничего ответить. Бросив сложенный плед на песок, я схватила свою сумку и быстрым шагом поплелась в сторону дороги.
- Вон она! – Услышала я голос спасенной мной девочки. Ее отец хотел догнать меня, чтобы отблагодарить, но я ускорила шаг и скрылась за домами.
- Я видел, что девушка была с вами! Как она узнала, что моя дочь будет там! Как! – Кричал сильный мужчина на мою тетю, но она сама была в шоке и не знала, что ответить.
Вскоре приехала полиция, педофила забрали. А я знала, что дома меня ждет серьезный разговор. Я закрылась в своей комнате и ждала… это все, что мне оставалось.