Безумие Джейн

Безумие Джейн


Автор:Анна Штерн

Часть 4. Заключение.

Оставшись на время без работы, я чувствовал себя просто отвратительно. Пытаясь вести жизнь обычного человека, которому выпало счастье получить незапланированный отпуск, я всё больше впадал в уныние. Исчезновение Джейн окончательно выбило меня из колеи, и чтобы отвлечься от навалившихся неприятностей, я решил разобрать старые бумаги своего отца.

Пожелтевшие от времени документы были аккуратно сложены в нескольких коробках и забыты на целых шестнадцать лет. Когда погиб отец, меня взяла на воспитание бездетная пара из Канзас сити, и я покинул свой родной город на долгие годы. Карл и Моника дали мне образование, привили любовь к искусству и спорту, но они так и не смогли дать мне ощущения «родства». Я всегда чувствовал себя чужим, так и не позволив им стать мне по-настоящему близкими людьми. Наверное, именно из-за этого, я вернулся сюда после окончания обучения и вновь перешагнул порог отцовской берлоги.

На самом деле Роберт Севидж имел ни одну квартиру по всему Нью-Йорку, а когда ещё была жива мама, мы жили в чудесном доме, и я до сих пор помню божественный аромат её выпечки. Но именно в этой небольшой квартире старший Севидж стал проводить всё своё время, после смерти жены. Тогда он продал наш дом и с головой ушёл в расследования своих дел. Стараясь забыть о трагедии, он забыл и обо мне – убитом горем и одиночеством девятилетнем мальчишке.

Усевшись прямо на пол, я обложился кипой бумаг и папок. Больше половины макулатуры оказалось старыми, уже закрытыми уголовными делами. С упоением я переверчивал их хрупкие, грозившие рассыпаться, страницы.

Неожиданно, моё внимание привлекла папка на которой значилось - « Дело №77». Приглядевшись к обложке я смог рассмотреть и немного стёртую надпись - « Лилиана Севидж 1993 год»

И я словно впал в оцепенение, моя рука застыла не в силах взять эту папку в руки. Но уже через несколько секунд я пришёл в себя и открыв её, сразу же наткнулся на старую, выцветшую фотографию своей матери. На этом фото ей было тридцать, но на вид я мог дать ей не больше двадцати пяти. Она умерла в самом расцвете своей жизни и красоты.

Аристократические черты лица, волнистые тёмные волосы и невероятные синие глаза – такой я помнил её и сейчас, семнадцать лет спустя, как её не стало. Отец сделал всё, чтобы я не узнал обстоятельств её смерти, но никак не мог предполагать, что так скоропостижно погибнет и не успеет уничтожить бумаги.

И теперь я понял почему он скрывал от меня, как моя мать встретила свою смерть. Из заключения патологоанатома мне стало известно, что ей разрезали живот и вытащили все внутренности. Всё тело было в глубоких порезах, и что поразило меня, ей выкололи глаза. Пролистав всё дело, я понял, что её убийцу так и не нашли. А более того в убийстве подозревали её мужа Роберта Севиджа, но эта версия развалилась из-за отсутствия каких-либо доказательств.

Я почувствовал, что моя голова просто раскалывается от боли, сжав виски я встал и шатаясь отправился на кухню. Налив себе в стакан бренди, я высушил его разом и немного успокоился. Я не мог представить, что моя мать умерла также, как и недавние жертвы серийного убийцы. Как это всё может быть связанно Вопросы… Одни вопросы и пока что ни одного ответа.

От тяжёлых мыслей меня отвлёк мобильник, на который пришло сообщение. Оно оказалось от Мелинды, которая уже несколько дней не объявлялась и не брала трубку. Открыв его, я прочитал:
«Мне нужна твоя помощь. Прошу, приезжай»

Я вновь позвонил девушке, но её телефон оказался выключенным и мне ничего не оставалось делать, как вызвать себе такси.
Быстро собравшись, я выскочил на улицу, где уже начался дождь. Ветер разносил обрывки газет, а люди прятались под зонтами, стараясь скорее добраться до дома или скрыться в ближайшей кофейне.

Мелинда жила на самой окраине города, и дорога до её дома заняла у меня больше часа. Водитель высадил меня возле невзрачной кирпичной многоэтажки и сразу дал по газам, видимо, опасаясь нападения какой-нибудь местной банды.

Поднявшись на второй этаж, я постучал в квартиру девушки и от моих ударов дверь приоткрылась. Холодок пробежал по моему телу, но отбросив дурные мысли, я всё же зашёл и крикнул:

- Мелинда, это Джон, ты дома – ответом мне послужила лишь тишина. Я снял ботинки и решил обойти все комнаты, чтобы точно убедиться, что девушки здесь нет. Как только я вошёл в гостиную, то увидел ужасающую картину. Мелинда лежала на полу, связанная по рукам и ногам, всё её тело покрывали чёрные синяки и странные ожоги. Девушка находилась без сознания и из уголка её приоткрытого рта текла алая струйка крови. А рядом стояла Джейн. Она смотрела в сторону, сжимая в кровавой руке рукоять пистолета. Медленно, словно с трудом выбравшись из собственных раздумий, она перевела взгляд на меня. В её прекрасных зелёных глазах не было ненависти, лишь пустота и отчаянная безысходность.

- Зачем – тихо спросил я, медленно делая шаг вперёд.

- Стой на месте или я пристрелю эту суку. – предупредила меня Джейн и направила дуло пистолета на Мелинду. – Ты спрашиваешь зачем Неужели за всё это время ты не смог ничего вынюхать – её губы растянулись в презрительной усмешке. – Это я убивала девушек, а более того много лет назад я убила твою мать Джон. Она была моей первой жертвой… - глаза женщины затуманились от воспоминаний.

В тот момент у меня появилось ощущение нереальности, будто всё происходящее является лишь моим страшным сном. Оцепенев, я с ужасом смотрел в лицо девушки, которую успел полюбить… И только сейчас я заметил, что она не так молода, как показалось мне при нашей первой встрече. Теперь она не стеснялась и не опускала глаза, её губы не растягивались в прекрасной улыбке и Джейн выглядела на все тридцать. Окончательно в своей правоте меня убедили её руки, покрытые целой сеткой мелких морщин.

- Джон, милый Джон… Как же ты мало знаешь … - женщина глубоко вздохнула и начала рассказывать. – Твой отец Роберт Севидж похитил меня, когда мне было всего десять. Он продержал меня в подвале целых пять лет, морил голодом, избивал. А потом… Потом я поняла, что не могу жить без него и мы с твоим отцом стали близки. Именно он заставил меня убить твою мать. Она собиралась уходить от него к другому мужчине, и Роберт не мог отпустить её просто так, он был жутким собственником. – Каждое её слово наносило мне болезненный удар, и схватившись за голову я закричал.

- Ложь! Это не может быть правдой…

- Знаешь, Джон…Когда твой отец резко пропал, я осталась одна в том подвале и вышла из него лишь потому, что умирала от голода. Я никому не рассказала кем именно был мой похититель, ведь мы были повязаны с ним убийством и всё это могло раскрыться. Как я выяснила позже – Роберт погиб, не справившись с управлением, оставив меня и тебя. – на глазах женщины навернулись слёзы, и смахнув их, она продолжила. -Я не смогла вновь начать жить, как нормальный человек, хотя мои родители старались вернуть меня к обычной жизни, делали вид, что ничего этого не было. Пустота пожирала мою душу, сводила сума и не давала спать ночами. Мне хотелось иметь смысл и тогда я поняла, что Роберт дал мне его. Убийство – истребление недостойных, грешных людей, вот в чём теперь состоял мой смысл жизни. Я испытывала невероятное удовольствие убивая этих мерзких, пустых девиц. – Джейн криво ухмыльнулась, ей было тяжело посвящать кого-либо в свои тайны ведь эта была первая и последняя исповедь в её жизни.

Слушая всё это, мне казалось, что я схожу сума. Мой отец – достойный человек, непревзойдённый сыщик на которого ещё в детстве я решил равняться …Оказался мерзавцем и извращенцем, благодаря которому была зверски убита моя мать и другие ни в чём неповинные женщины.

- Но что тебе надо от меня – не своим голосом воскликнул я, моё тело неожиданно охватила дрожь, а сердце билось в бешеном ритме.

- Я чувствую нашу связь Джон. Ты так похож на своего отца…Всё эти долгие годы я следила за твоей жизнью из далека и ждала, когда ты снова вернёшься в Нью-Йорк. Теперь мы можем быть вместе… Ты ведь любишь меня – Джейн смотрела мне прямо в глаза и ждала ответа, рука в которой она держала пистолет, мелко дрожала от волнения.

- Да-да… - произнёс я и постарался успокоиться. Сейчас моя задача состояла в том, чтобы вырвать пистолет и обезвредить её. – Иди ко мне Джейн. - произнёс я старательно спокойным голосом.

Её лицо озарилось детской радостью, и она двинулась вперёд, небрежно обогнув тело Мелинды, словно лежащий на дороге мусор.

Спустя несколько долгих секунд молодая женщина крепко прижалась ко мне, а я гладил её алые волосы. Аккуратно я высвободил пистолет из её руки, но Джейн тут же вздрогнула. Оказавшись беззащитной перед мной, она отстранилась.

- Я всё понимаю Джон… – произнесла Джейн, словно прочитав мои мысли. Она в последний раз нежно прикоснулась своими губами к моим и закрыла глаза.

- Я прощаю тебя. - Слёзы катились по щекам, когда я направил дуло пистолета прямо ей в грудь и нажал на курок.

Она умерла мгновенно. Запах палённой плоти разлетелся по комнате, а я без сил опустился на пол рядом с её трупом. Дрожащими руками я набрал номер полиции и скорой помощи для Мелинды, которая неожиданно пришла в себя.

Алые волосы мёртвой девушки соединились с её кровью, которая растеклась из-под её спины. На бледном лице Джейн застыло удивительное спокойствие, о котором она мечтала и наконец смогла обрести.